Как написать городской квест и придумать классные загадки, в каких городах «Отрыв» был особенно хорош, а также почему Венеция — это анти-Минск. Создатель «Отрыва» Алексей Поросятьев дал ExitGames.by большое интервью.

Алексею 31 год, он работает IT-инженером, а еще вот уже тринадцатый год проводит городские квесты «Отрыв». Все начиналось с десятка фанатов общественного транспорта — сегодня количество участников одной игры доходит до тысячи.

«Отрыв» — это игра-путеводитель по городу: в загадках зашифрованы необычные и яркие места и объекты. Чтобы выполнить задание и получить очки, команде нужно сначала разгадать место, а затем прийти на него и решить еще одну загадку. Подробнее об игре в нашем анонсе: 17 июня пройдет уже 87-й по счету «Отрыв».

Накануне мы расспросили Алексея о внутренней кухне, эволюции и истории проекта.

 

 

Как делается «Отрыв»

— Как пишутся загадки?

— Сначала находишь прикольные места. У нас нет заданий ради заданий, типа считать количество балконов: это бытовуха, ее показывать неинтересно… А есть в Минске районы, вроде Степянки — там вообще свой мир. Это не Минск, а замкнутая эко-система, там все самодостаточно.

Читаешь историю очень много. Историю района, какие там были объекты и чем они стали сегодня.

Какие объекты существуют сейчас. Магазины, школы, почты, больницы, прикольные названия улиц и площадей, народные названия — все, за что глаз зацепится, можно обыграть.

У меня есть методичка. Я сижу в пабликах про Минск, где постят фоточки города. Не открыточные, а с другого ракурса, исторические. Сохраняю, подписывая год и место, где это было снято. Распределяю по папкам — на каждый район есть портфолио. Когда надо проводить где-то квест, я просто открываю папку с фотками или идеями — половина работы уже сделана фоново.

Город живет и сильно меняется. Прикольный объект снесут, граффити закрасят. Перед игрой нужно все актуализировать.

Иногда игроки что-то присылают.

С названиями игр так же. Раньше я испытывал творческие муки. Сейчас у меня есть файлик: как только приходит идея или название — записываю.

А дальше пишутся задания. Например, в прошлом году было задание про самолет в Парке победы — вдохновила найденная в интернете необычная фотка. Нужно было понять по подсказкам, где находится самолет, а затем найти следующий объект — инсталляцию «Лестница в небо».

Фотозагадка из игры 2016 года

Фотозагадка из игры 2016 года

Есть также загадки в формате квизов, «Что? Где? Когда?», не привязанные непосредственно к городу. Например, факты из жизни людей, в честь которых названы улицы. Но если в квизе ответ просто записывается на бумажку, в квесте нужно еще и съездить на место — там ждет новое задание.

Задания рассчитаны на культурный контекст: суперэрудиции не нужно, но какие-то базовые знания должны быть. Хотя бы один человек из команды будет знать. Степень сложности тестируется.

С каждым годом сложнее писать вопросы, потому что культурный код у всех разный. Уже новое поколение пришло, которые на 10 лет меня младше. Но пока как-то получается находить универсальные темы и приемы, которые для всех работают.

Еще одна проблема:

весь Минск сейчас отфоткан в «Яндекс»- и «Гугл»-панорамах, многие старые игры «Отрыва» можно пройти, не вставая с дивана. Мне как-то на одной игре на старте показали ответы на десяток точек на смартфоне и спросили: а все равно надо ехать?

Но и с этим вызовом интересно справляться.

— Как проходит тестирование игр?

— Отдельно тестируются загадки, отдельно места. Когда тестируешь загадки, тестер разгадывает их, сидя дома, и присылает в ответ адреса, куда бы он поехал. Тестер мест получает адрес и вопрос. Перед самой игрой это все склеивается.

После тестов задания порой серьезно меняются.

Мой любимый формат тестирования — под диктофон, когда игроки решают задачу вслух.

Бывало, что команда решала задание, но мне не нравилось, как она его решает. Способ, которым команда пришла к решению, мне казался неприкольным. А вау-эффект должен быть всегда.

Лучшие задания — которые решает командная работа: один набросил идею, другой довязал, третий раскрутил, четвертый финализировал и сказал: да, это там. Про это много в книге «Феномен игры» от Ворошилова, автора «Что? Где? Когда?».

This slideshow requires JavaScript.

— Изучаете теорию?

— Читаю много, я не из тех, кто любит голую практику. В какой-то момент стало интересно расти как автору. Читал книги по дизайну продукта, как делать события с аутентичной атмосферой, про клиентоориентированность, как устроены парки «Диснейленда», как устроен «МакДональдс» и как заложить в бренд такой яркий заряд.

Прошлым летом, как раз когда была покемономания, прочитал книжку по механике игр. Когда я понял, что появилась игра в реальном времени, которая выводит людей на улицы, я поставил себе Pokemon Go, чтобы понять, как они реализовали эту идею, как цепляют людей. Я понимал их секрет в теории, но хотел проверить, как это сработает на мне самом.

— Какие еще книги порекомендуете автору квестов?

— В порядке убывания важности:

 

Выездные игры

— Как появилась идея проводить игры в других городах, помимо Минска?

— Когда появилась и стала самой популярной пешеходная категория, появились и ограничения. Маршруты стали короче, а игры локальнее: в Уручье, Серебрянке… После того, как ты зачесал район и провел там игру, года три еще проводить там опять нельзя: места просто заканчиваются.

А фишка «Отрыва» — показывать новое. Повторно сценарии мы не используем никогда. Все игры и события уникальны.

Когда мы провели игры во всех районах Минска, решили сделать игру в другом городе. Сообщество созрело: мол, в Минске наигрались — давайте сгоняем куда-нибудь еще.

К 2007 году я побывал во всех областных центрах, кроме Гомеля. И решил, что это отличный повод посмотреть этот город. Приехало 52 команды, в том числе из России. Потом мы провели игры во всех областных, а потом занялись и городами поменьше.

А потом поехали за рубеж: первая игра была в 2009 во Львове. Потом были Украина, Польша, Литва, Венгрия…

— Где понравилось больше всего?

— Везде было хорошо. Есть города менее интересные — если скажу какие, то жители обидятся.

Но вообще-то концепция «Отрыва» — мы можем показать любой неинтересный город и серый район интересно и ярко.

В Вильнюсе в 2012 году нас поддержала местная городская администрация. Были призы от мэрии: кулончики с железным волком — символом города. А студентам даже открыли бесплатные визы — мы вывезли группу человек на 60.

В Киеве мы провели игру за три недели до начала Майдана — в последние спокойные деньки. Много россиян приехало поиграть.

В Берлине была классная история. Я создал страницу на английском, маркетинг был не особо активным, только Фейсбук… Но наш дайджест увидели редакторы рекомендательного мобильного приложения Triposo — и ко дню игры включили в подборку типа «что поделать в Берлине». И нашлась одна команда туристов — пара из Бельгии. Мы подготовили им задания на английском. У них был шок: почему не рекламируете? почему играет так мало местных? а давайте в Брюсселе?

На выездных играх я связываюсь со схватчиками или другими организаторами квестов. Местные обычно составляют 10% участников.

Следите за нашим календарем — может, во Львове проведем игру или еще в каком-то городе. Соскучились по Украине: там всячески хорошо. Открываем причем людям разную Украину. Я как-то побывал в Черновцах — очень запал на этот город, появилась мечта привезти сюда людей. Прошло четыре года — и я это сделал. Люди поехали ничего не зная о городе: он не раскручен как туристический бренд. Хотя потенциал громадный.

— А из белорусских городов?

— Любимый — Гродно, нас там любят и ждут, поддерживает местный исполком: все вопросы решаются на раз-два. В отличие от других городов, где

часто приходится объяснять, кто мы, что не собираемся совершать революцию.

Последняя игра в Гродно проходила в замке: мы на целый день оккупировали Новый замок — там был старт и финиш игры. Игра состояла из двух этапов: один городской, второй музейный, когда люди изучали экспозицию. Со сценарием в музее помогли его работники.

Вообще интереснее, когда местные подключаются.

Классная игра получилась прошлым летом в Молодечно. Там вызрела бригада клевых движовых девчонок, которые делают «Тутэйшыя квэсты». Провели пять квестов в Молодечно, один в Вилейке, один в Сморгони… Я собрал команду и съездил поиграть — понял, что это почти «Отрыв»: лишь чуть-чуть надо подредактировать. Но они очень хорошо понимают и выдерживают формат. И надо их продюсировать: пишут сценарий — мы его чуток обрабатываем и подгоняем им людей: рекламируем, чтобы толпа минчан приехала играть в их квест, а не только десять человек из Молодечно. За этим я для себя вижу будущее: на все города не разорвешься. Но если где-то есть инициативные ребята, делающие квесты и готовые брать на себя местную организацию, договариваться с исполкомами и площадками — ко мне можно обращаться.

— Когда ждать игру в регионах?

— Раньше я планировал календарь сильно наперед. Но понял для себя, что необязательно частить и делать игры по расписанию. Когда созреет — тогда созреет.

В малых городах сложно найти площадку. В больших есть коворкинги, антикафе и кафе достаточной площади, чтобы вместить как минимум 300 человек. Порой есть интересные города — но нет хорошей площадки. Сейчас это тормоз для развития.

Где-то нет местной команды. Но для меня Минск в приоритете, нельзя забивать на него и ехать делать где-то в другом городе, пока в Минске хотя бы одна игра не прошла. Плюс выездные игры не приводят в проект новых участников: туда едут те, кто уже играл в Минске, а местные слабо подтягиваются.

— Как пишутся квесты в других городах?

— Чтобы написать игру на 8 часов, надо провести в городе 3-4 полных дня. В режиме проснулся в 8 утра и ходишь до темноты, фоткаешь-фоткаешь-фоткаешь… Раньше я ездил специально. Позже стал совмещать. Например, ездил в Берлин от работы на месяц и параллельно после работы ходил-гулял и писал квест.

— Где бы вы мечтали провести «Отрыв»?

— Прикольно было бы в Венеции. Это антигород, ломающий все представление о городе.

Венеция — это анти-Минск!

Здесь широкие проспекты, тротуары, зелень аллей, парков и скверов — там каналы с мостами, узкими пешеходными дорожками вплотную к стенам домов, каменные тоннели без единого деревца. У нас кирпичные и панельные многоэтажки — у них трех-четырехэтажные средневековые здания. У нас дворы можно пройти насквозь — там они закрыты. В Минске кратчайшее расстояние чаще по прямой — в Венеции далеко не всегда.

Провести там «Отрыв» было бы очень интересно. Но нет критической массы участников, готовых туда поехать. Я знаю, что соберу десять команд и тридцать-пятьдесят человек. А хотелось бы соточку-две.

 

«Отрыв» как бизнес

— Критическая масса игроков для выездной игры связана с окупаемостью?

— В том числе.

У меня есть правило, что игры в Беларуси должны приносить определенный доход, а фановые игры, вроде Берлина или мечты-Венеции, должны хотя бы окупиться: я не должен тратить свои деньги.

В Минске сложно собрать людей, готовых ехать играть за границу. Спасают игроки из Москвы и Питера. Тем не менее, я провожу заграничные игры, потому что получаю огромное удовольствие.

Вообще я балансирую между основной работой и игрой. Заниматься чем-то одним не могу: в IT скучновато, а на «Отрыв» себя не прокормишь.

Но «Отрыв» никогда не был убыточным. Если бы какая-то игра прошла в минус, для меня это был бы серьезный сигнал, что я что-то делаю не так. И пора закрываться или всерьез пересматривать концепцию.

— А можете сделать квест на корпоратив?

— Делаю и корпоративные. Но не сказать, что получаю большое удовольствие. Больше нравится писать для людей, а не контор: там многое зависит от мнения директора и HR. Бывает так, что я знаю, что игрокам не понравится, и говорю об этом — но мне все равно не меняют техзадание, и я пишу заведомо провальный продукт. И даже если сотрудникам не понравится, то заказчик потом все равно придет: им надо бюджет освоить. Еще белорусская болезнь — задержки по оплате. Всем авторам квестов для корпоративов рекомендую работать только по полной предоплате.

А в обычных играх от людей я получаю прямой фидбек: сделаешь ерунду — в следующий раз никто не придет.

 

Команда и мотивация

— Что мотивирует вас проводить «Отрыв»?

— Задачи заработать, чтобы на жизнь хватало, нет: это творческий проект. Поэтому важнее качество событий, а не частота. Когда кажется, что пошел конвейер, ты задолбался и перестал получать удовольствие — пора брать перерыв.

Но паузы не вредят. Люди помнят, любят, постоянно спрашивают, когда следующий квест. Вот уже девять месяцев игры не было — но я не удивлюсь новому рекорду посещаемости. Причём без афиширования особого, в основном у нас участники приходят благодаря молве и сарафанке.

Вот пока такие участники есть, пока буду понимать, что тема востребована — буду делать.

— Сколько человек разрабатывают квест?

— Проект авторский, все игры пишу сам. Но помощники есть. Готовить игру 17 июня, например, помогает один, но очень продуктивный: разведал места по району, прислал много идей по загадкам.

Еще есть несколько тестировщиков, которые проходят маршруты за 1-2 недели до игры.

Ну и на самом событии десяток человек помогают с проведением.

 

Иностранные игроки

— Сколько иностранцев приезжают играть в «Отрыв»?

— Сейчас меньше, до 10 команд, а раньше было до 50. Многим главное съездить один раз. Хотя есть и фанаты: у себя играть им не интересно,

а в Беларусь готовы ехать, потому что это крафтовое ориентирование. Мы не мейнстрим, не ширпотреб, не конвейер — мы крафтовые квестики.

С другой стороны, стало больше игроков-минчан, нет недостатка в командах: мы вырастили аудиторию. Это положительно сказывается на заданиях: когда мало приезжих, можно включать местные фишки. Загадки для «туристов» более пресные и техничные, в них нет «вау» и нет раскрытия души города. Чтобы делать клевое про Минск, надо писать для людей, которые в контексте. Получается, что туземцы и приезжие в неравных условиях. Ну, мы готовы пожертвовать этой частью аудитории.

Приезжали из Киева, Чернигова; гостившие в Беларуси по обмену ребята из Берлина.

— Вы не думали поработать с туристами в Беларуси? Недавно вот ввели безвиз…

— Другой формат. Задания пресные, про известные объекты. Туристы не ожидают увидеть загадку про люк 1940 года во дворе какого-то дома. Им интересно про Нацбиблиотеку, про проспект… Они еще не видели город с лица.

«Отрыв» же показывает город с изнанки. Когда человеку кажется, что он уже все в этом городе видел, — вот тогда приходим мы и говорим: нет, нам еще есть что показать!

Мне неинтересно, короче. Но ниша открытая, можно заниматься.

Хотелось бы, чтобы в Минске появились какие-то конкуренты. Это тонизирует. Странно, что их нет: в Минске огромный рынок уличных квестов: сотни людей готовы играть в любую дату. Сделать квест — это много сил и времени, но и отдача того стоит.

This slideshow requires JavaScript.

 

Конкуренты

— Какие квесты конкурентов и других форматов вам нравятся?

— Играю во все, чтобы быть в струе и делать хороший продукт. Я играл в «Схватку» (даже писал сценарии), городское ориентирование на авто Closed Racing (тоже писал, есть приз 2011 года как лучшему автору сезона), езжу на «Бегущий город» в Москву и Питер, паб-квизы, играл в комнаты, когда они только появились, просто чтобы понять, что это такое…

— Какие комнаты понравились?

— Оговорюсь, что ходил очень мало.

Топ-1 и единственная комната, подарившая ощущение вау — это «Алисонька». Получил огромное визуальное, тактильное удовольствие. Загадки и не сложные, и не простые — как надо. Этот квест рекомендую всем друзьям. Туда можно отправить людей с любым опытом.

Ходил на пару игр GameRoom — это было прикольно, особенно потому что они мои друзья, но специфично.

Ходил к «ВЗаперти» — не понравилось, попал на квест эконом-класса.

Ходил в «Забвение» — оригинально, интересный опыт. Классно легло на мою электрофобию. Тоже специфичный, мне было интересно как повидавшему много квестов.

— Какие аналоги «Отрыва» за границей вы бы рекомендовали?

— Происходит много всего, но чтобы регулярно и без потери качества, без просадки количества участников — это «Бегущий город».

 

Городские власти

— В 2012 году был отменен квест из-за несогласованности с городскими властями. Были ли проблемы с тех пор?

— Не было. Мы перестали спрашивать разрешения. Потому что нет закона, который регламентировал бы проведение такой штуки, как «Отрыв». Это нельзя классифицировать как массовое мероприятие. Ведь

в заявке на массовое мероприятие нужно указать, например, маршрут движения участников. Но в «Отрыве» нет заданного маршрута!

Это броуновское движение: люди ходят по городу в своем темпе, решают задания в любом порядке. Это не шествие и не митинг, не концерт. Мы не собираемся на площадях и в парках. Формально «Отрыв» — это фестиваль, старт и финиш которого проходит на закрытой площадке лицея БГУ. А как участники перемещаются по городу — это уже их дело.

Затык в 2012 году возник именно в этом моменте. Властям не было понятно, что с этим делать, и они решили перестраховаться.

Еще у властей есть такой принцип давать ответ в последний момент, за пару дней до старта. Закон при этом запрещает рекламировать массовое мероприятие с указанием даты, места и времени до того, как ты получил согласование. И ты в подвешенном состоянии: не можешь продавать билеты, размещать афиши. Более того: исполком имеет право отозвать свое решение даже после разрешения.

Если появится закон о квестах, то, конечно, я буду его соблюдать. Я не нарушитель закона.

Хотя в Беларуси любой закон пишется так размыто, чтобы можно было наказать человека. Если доводить до абсурда, то утренняя пробежка втроем или игра во дворе в футбол — это уже тоже несанкционированное массовое мероприятие.

 

Приоритеты

— Почему в «Отрыве» нет призов?

— Раньше были. Я покупал книжки, сертификаты, партнеры предлагали туристическое снаряжение. Но призы нужны, чтобы провести церемонию награждения. А у «Отрыва» проблема: все стартуют и финишируют в разное время — это неудобно. Люди не приходили на церемонию награждения.

А еще появлялись читеры: играли на машине. Я сам дежурил на одной точке и видел, как приехала девочка и стала фоткать. Я спросил: за кого вы играете? «Ничего не скажу!» — пропищала она и прыгнула в авто. Это так позорно смотрится…

Главный приз — впечатления. А их получает каждая команда.

Появился бы конкурент с крутыми призами — это был бы стимул. А пока лучше я буду фокусироваться на местах и загадках — на самой мякотке.

В одной из рекомендованных выше книжек есть пример про ларек с хот-догом. Ты можешь повесить объявление «Самые вкусные хот-доги», ярко покрасить свой ларек, установить там музыку — но если у тебя невкусная булочка и холодная сосиска без горчицы, то люди все равно уйдут к тому, у кого вкуснее.

«Отрыв» — это не моя основная работа, я трачу на него очень мало времени. Поэтому важно при минимуме потраченного времени получать максимум результата.

 

«Отрыв» one love

— Что в «Отрыве» вы любите больше всего?

— Самое веселое начинается, когда игроки встречаются с местными жителями. От «что вы тут ищете?» до «ваши туда побежали!».

Готовя игру в Гродно, мы распечатали кадры из фильма «Белые Росы», который там снимался, — чтобы сопоставлять кадры и живую местность. Гуляем — и вдруг появляется мужик и спрашивает: что мы тут делаем? Ищем места из «Белых рос», говорим. А он такой: у него ж там сын в массовке играл, и эти чуваки к нему ходили, он их обедом угощал!.. Получается уже не квест, а этнографическая экспедиция. Понятно, что и мы как авторы с этим сталкиваемся, и участники на играх тоже.

Люди играют не просто в места и загадки. Они играют в город.

Сейчас вот социальные сети, а раньше был только ЖЖ. Люди вели блоги и много писали, после каждой игры публиковали многоабзацные отчеты с фоточками. Их и сейчас почитать любопытно. Я понимаю, что написал один сценарий — но из-за того, что играет триста команд, будет триста разных сценариев и историй.

 

Беседовал Роман Стефаненко. Фото: Ольга Пашкевич

Ближайший «Отрыв» пройдет 17 июня — можно прямо сейчас зарегистрироваться.

У вас остались вопросы к Алексею? Задавайте в комментах!